• 22 августа 2018 года, среда

Властный произвол и современное крепостное право

Уровень социальной несправедливости в России достигает 80 процентов

© 2014, «Новый Регион – Челябинск» © 2014, «Новый Регион – Челябинск»

Челябинск, Январь 23 (Новый Регион, Светлана Намская) – Уполномоченный по правам человека в Челябинской области Алексей Севастьянов заявил, что в 2013 году были выявлены случаи массовых нарушений прав человека, которые пока не нашли своего разрешения и являются очень сложными с точки зрения восстановления прав граждан. Севастьянов подчеркивает: подобные ситуации снижают уровень развития человеческого потенциала и тормозят развитие Челябинской области.

Как передает корреспондент «Нового Региона», согласно исследованиями, проведенным аппаратом омбудсмена, уровень социальной несправедливости в Челябинской области составляет 76%. Столь высокий показатель характерен для России в целом: 70% – 80%. Для сравнения: граждане Японии оценили этот показатель в своей стране на 6%. «Отсюда и разница в уровне роста экономики и состоянии общества. Поскольку социальная несправедливость влечет за собой в первую очередь снижение человеческого потенциала», – отмечает Севастьянов.

По мнению омбудсмена, определяющим на сегодняшнем этапе становится понятие «индекс человеческого развития». Этот термин введен в 1990 году пакистанским экономистом Махбубом уль-Хаком. Согласно концепции ПРООН, ключевыми в определении развития человека являются такие принципы, как расширение возможностей человеческого выбора (основополагающий принцип), социальная справедливость, устойчивость и уважение к правам человека.

«Если у граждан есть чувство правовой защищенности, а стало быть, возможность реализовать свой потенциал, то и у области будут все шансы на процветание. От соблюдения прав человека напрямую зависит социальное и экономическое благополучие региона», – заявил Севастьянов и представил десять характерных проблем 2013 года, наглядно иллюстрирующих эту взаимосвязь.

1. Дело о массовом нарушении прав садоводов СНТ «Факел», лишенных собственности

Это дело Севастьянов считает наиболее показательным: частная компания ОАО «Уралтранснефтепродукт» подала иск в суд Советского района Челябинска о сносе уже ранее зарегистрированных объектов недвижимости граждан в СНТ «Факел» поселка Новосинеглазовский.

«Власть не смогла защитить граждан, соответственно, доверие к ней снизилось, возникли протестные настроения. Чтобы их уменьшить, требуются дополнительные усилия и затраты. Кроме того, налицо игнорирование законодательных реформ. В свое время был принят прогрессивный закон о «дачной амнистии», однако подобные инциденты способны свести благие начинания на нет. Негативная судебная практика в поддержку транснациональной компании против садоводов привела к снижению уровня доверия граждан и к судебной системе. Это объяснимо, потому что Конституция утверждает приоритет прав человека. Человека, а не транснациональных компаний. Тем не менее, суд, принимая решения, не предложил надлежащей компенсации за фактически изъятие имущества граждан ни со стороны государства, ни с ответчика по делу, – отмечает Севастьянов. – Есть и еще один аспект. Граждане пытались защитить свое право на благоприятную окружающую среду: их обращения касаются загрязнения частной компанией скважин и уникального водного источника – озера Новосинеглазово. Но гражданская активность была подавлена – это как раз пример снижения человеческого потенциала. А без инициативы населения невозможно развитие гражданского общества и государства в целом».

2. Дело о массовом нарушении Министерством обороны РФ прав граждан на проживание в благоприятной среде обитания – полеты военных истребителей Су-24 над Челябинском

«Здесь мы имеем дело с нарушением права граждан на участие в принятии решений: по этому вопросу не было ни публичных слушаний, ни корректировки проектов с учетом мнения жителей. Неисполнение решений судов со стороны минобороны опять-таки серьезно подорвало доверие людей как к суду, так и к военному ведомству. Ситуация вызывает у горожан раздражение и протест – особенно это заметно на страницах Интернет-ресурсов».

3. Дело об ухудшении среды обитания и, как следствие, снижение уровня развития человеческого потенциала в крупных городах

«Жалоб от горожан на ухудшение экологических условий стало больше. Но механизма воздействия на крупные предприятия-загрязнители по-прежнему нет. Одной общественной активности недостаточно, а компетентные органы зачастую бездействуют, –

комментирует Севастьянов. – Например, по поводу выбросов ЧЭМК не была организована должная проверка. Это касается не только электрометаллургического комбината, но и других предприятий. Парадокс в том, что экологические преступления латентны, ответственность за них предусмотрена уголовно-процессуальным кодексом, факты этих преступлений очевидны, но на практике такие дела не возбуждаются.

Другая проблема – нарушение закона о парках и скверах. Например, компания вырубила порядка ста хвойных деревьев, заплатив при этом незначительную сумму в бюджет. Между тем, мировая практика по защите городского ландшафта есть. А у нас дело доходит до того, что люди отказываются жить в крупных городах. Что опять же снижает возможности для развития человеческого потенциала».

4. Дело жителей села Наровчатка Агаповского района: современное «крепостное право»

«В сельских территориях масса других проблем. Удаленность от регионального центра нередко порождает произвол отдельных руководителей и полное бесправие жителей. На особом контроле уполномоченного находится дело жителей поселка Наровчатка Агаповского района. В двадцать первом веке там сохраняется «крепостное право»: людей лишили возможности приватизировать собственное жилье, в буквальном смысле продав их предприятию вместе с домами. Защитить граждан некому. Можно ли говорить о развитии человеческого потенциала в этих условиях?»

5. Дело о сокращении сельских больниц и массовом нарушении прав граждан в сельских территориях

«Не лучшим образом сказывается на положении дел и сокращение числа больниц. Сельские жители имеют такие же права на качественное медицинское обслуживание, как и горожане, более того, для селян больницы и школы служат еще и объединяющими социальными центрами. Ко мне поступило обращение жителей Уйского района: скорая помощь находится в 60 километрах от населенного пункта. Пример, увы, обычный для села. У медиков нет возможности добраться до больного не только в течение положенных двадцати минут, но даже за два часа, учитывая наши дороги. Специализированную помощь можно получить тоже не ближе, чем за 40-50 километров. На мой взгляд , сокращение числа сельских больниц – один из самых негативных сценариев, который вызывает у жителей чувство ненужности и ответное равнодушие ко всему окружающему или даже агрессию».

6. Дело о нарушении прав граждан, попавших в зону подтопления в августе 2013 года на юге области

«В 2013 году список приоритетов дополнился ситуацией на юге области, где ряд населенных пунктов пострадали от наводнения. Казалось бы, беда общая, но и тут не обошлось без нарушений прав жителей. Выявлены перекосы в распределении средств, принятие нормативных актов было подменено информационными письмами министерств, что свидетельствует о коррупционном факторе. Возникла конфликтная ситуация. С помощью губернатора ее удалось переломить, но последний прием жителей в селе Париж, на который пришло более ста человек, показал, что еще не все проблемы решены. Нужна законодательная база, чтобы обеспечить равные условия для граждан, оказавшихся в подобном положении».

7. Дело о ветхо-аварийном жилье в Челябинской области

«По-прежнему острой остается проблема ветхо-аварийного жилья. В прошлом году от сельских жителей поступило особенно много жалоб на то, что местные власти искусственно создают препятствия к признанию жилья ветхо-аварийным. Федеральная программа переселения начала работать лишь недавно, и те дома, что получают статус ветхо-аварийных сейчас, подпадают под обязательства субъекта федерации и органов местного самоуправления. Отказ в статусе для местных чиновников означает экономию средств, а для граждан – грубейшее нарушение права на жилище. Например, в Юрюзани в результате мониторинга осмотрено порядка двадцати домов, все оказались ветхо-аварийными. Местная администрация этого и не скрывает, однако на практике решения не принимаются. Считаю, что здесь нужна, прежде всего, воля глав поселений, их гарантированная поддержка интересов жителей. Иначе мы получим не только негатив со стороны граждан, но и отрицательную оценку со стороны федерального центра».

8. «Черные риелторы»

«Не теряет актуальности проблема «черных риелторов». При первом обращении в полицию пострадавшим гражданам в 90% случаев отказывали в возбуждении уголовного дела. В Магнитогорске, например, только на возбуждение дела ушло около года – даже при резонансе и поддержке гражданского общества! Сейчас борьба ведется с переменным успехом».

9. Дело о суицидах в ИВС. Нарушение прав граждан на оказание медицинской помощи

«Требует повышенного внимания ситуация в местах принудительного содержания. Среди заключенных участились случаи суицида, оставляет желать лучшего качество медицинской помощи в исправительных учреждениях. Многие осужденные месяцами вынуждены ждать врачебных заключений по своим заболеваниям, и эти вердикты не всегда бывают объективными. Надо помнить, что отсутствие нормальной медицинской помощи отнюдь не способствует исправлению личности. ГУФСиН прилагает усилия к улучшению положения, но пока этому сопротивляется годами устоявшаяся система».

10. Дело о массовом нарушении прав жителей Караболки и репрессированных: нарушение публичного права

«И, наконец, десятую строку занимает до сих пор не решенный вопрос о компенсациях репрессированным гражданам и ликвидаторам последствий аварии 1957 года на ПО «Маяк» из поселка Караболка. Здесь имеет место нарушение прав граждан, которым государство своей деятельностью нанесло вред. В данном случае речь идет не о лишении данной категории граждан льгот, а лишения их справедливой компенсации за причинение государством вреда здоровью. Европейский суд уже высказался по данному поводу, и есть практика выплат денежных средств. Беда в том, что, не добившись справедливости от государства, люди приобретают комплекс жертвы и уже не могут выйти из этого состояния. Все их внимание сосредоточено на одной проблеме, и в результате мы теряем хороших работников и полноценных, граждански активных членов общества».

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter

30 Июня / Лента новостей

Все новости
TodayNews в соцсетях